Шехтель
  

Банк Рукавишникова в Нижнем Новгороде (1908 г.)

В типографии братьев Рябушинских на Страстном бульваре (1907 г.) Шехтель, оставаясь верным найденной схеме, дает несколько иной ее вариант, восходящий к домам Кузнецова и Аршинова. Ориентированный на улицу торец здания прорезан двумя вертикальными лентами окон. Они занимают почти всю его поверхность, оставляя узкий простенок в центре и гладкие плоскости по бокам, облицованные светлым глазурованным кирпичом. Строгая, лаконичная композиция. Однако она не выглядит скучной, аскетичной. Все оживляет расчертившая фасад орнаментика тонких линий и легких прозрачных поверхностей. Красиво соотношение формы и размеров гигантских окон (горизонтальные междуэтажные тяги не акцентированы) и фасада в целом. Красив контраст между фактурами стекла и кирпича. Разграфившая поверхность фасада мелкая сетка (переплеты окон и узор кирпичной кладки) подчинена сложно взаимодействующим между собой крупным линиям и плоскостям - скругленным завершениям окон и плавно изгибающемуся на углах объему здания. Мягкость их очертаний определяет мягкость и приветливость облика сооружения.

Эти три здания можно по праву считать шедеврами зодчего. В них талант его получил полное и естественное выражение, обнаружив рационалистическую основу его дарования, сплавленную в неделимое целое с тонкостью поэтического чувства.

Найденная схема с теми или иными нюансами варьируется и в других общественных зданиях. Банк Рукавишникова в Нижнем Новгороде (1908 г.), близкий по композиции типографии Рябушинских, отличается от последнего большей нарядностью цветовой гаммы. На фоне стен, облицованных светлым глазурованным кирпичом, эффектно рисуются темные обрамления окон и панели из чугуна, украшенные узором растительного орнамента. Неосуществленный проект торгово-конторского и гостиничного здания (1912 г.) на углу Никольской ул. и Ветошного ряда мог, очевидно, стать соперником дома Московского купеческого общества. К сожалению, авторские чертежи не сохранились, а слепая фотография позволяет лишь догадываться о благородной красоте замысла, которая к тому же у Шехтеля обнаруживается в полном блеске лишь в осуществленной постройке.