Шехтель
  

Благоустроенность и комфорт особняка Рябушинского

Заботу зодчего о комфорте не следует отождествлять с уходом в узкий мирок интимного быта. Современники Шехтеля заботились о красоте интерьера, руководствуясь наивным и идеалистическим, но от этого не теряющим благородства заблуждением, что красота, в том числе красота интерьера и бытовой вещи, облагораживает человека, совершенствует его нравственно, делает духовно богаче. Они видели в этом одно из средств переустройства общества. Но из-за уникальности, - также программной, - эта архитектура фатально остается архитектурой избранных, "стилем миллионов", как охарактеризовал особняк Рябушкинского современник.

Витражи, решетки, широкое использование изобразительного искусства, размеры покойных по пропорциям комнат - все направлено к тому, чтобы оторвать интерьер от обыденности. Уют интерьеров второй половины XIX века - это поэтизация мира вещей, "своих вещей". Благоустроенность и комфорт особняка Рябушинского, свойственные модерну вообще, - явление принципиально иного порядка. Забота об удобствах, использование технических достижений нужны для предупреждения возможной дискомфортности. Но архитектор стремится увести мысли выше, дальше мира повседневности. Поэтому так велики размеры и активна форма окон, поэтому фриз здания украшают прелестные ирисы, а входящего в дом в вестибюле встречает поэтично-задумчивый пейзаж на витраже. Голубоватый свет витража лестницы создает в холле мечтательное настроение; изыскан и прихотлив рисунок его орнаментального узора; необычна пронизанная экспрессией и вихревым движением масса лестницы.

Вместе с тем в интерьерах особняка Рябушинского определеннее, чем на фасадах, сказывается стремление к созданию обстановки, непохожей ни на что существовавшее ранее. Поэтичность временами переходит в изощренность и изысканность; музыкальная ритмичность линий близка музыкальной ритмике поэзии символистов.