Шехтель
  

Дом Московского купеческого общества

Строгий ритм вертикалей и горизонталей, как бы ставший невесомым фасад, правильное расположение окон, контраст между прозрачной блестящей поверхностью огромных зеркальных окон и такой же блестящей поверхностью пилонов, облицованных мелкоформатным глазурованным кирпичом, определяют выразительность этого здания, его изысканно простую интеллектуальную красоту. Жесткость композиционной схемы смягчается формой мягко круглящихся пилонов, плавно изгибающейся линией плоской плиты железобетонного карниза над угловой частью здания, мягким срезом углов.

Утратившие весомость и массивность стены дома Московского купеческого общества, как и банка Рябушинских, не потеряли пластичности, только трактовка их стала иной.

Фасад не скрывает находящегося за ним внутреннего пространства, не сковывает его своей массой, а раскрывает наружу, давая почувствовать зальность и простор интерьеров здания.

Выступы центральной части пилонов-простенков, похожие на торцы поперечных стен, словно уходят вглубь, уводя глаз внутрь, где за роскошными зеркальными стеклами видны конторы и прилавки магазинов.

Уступчатая форма пилонов, равных высоте здания и определяющих тем самым господство вертикалей на фасаде,- результат выявления в композиции типично железобетонного каркаса, где балки уже столбов и врезаются в них, а не лежат на них. Здесь, как и в других постройках, Шехтель применяет смешанную конструкцию - железобетонный каркас для наружных стен (за исключением кирпичных торцов) и металлический - в интерьерах.

Образный строй этих сооружений позволяет понять, почему современники сближали настроения эпохи революционного подъема с идеями, питавшими "новый стиль". Они демократичны, но их демократизм отличен от демократизма архитектуры второй половины XIX века. Тогда это понятие выражалось в мотиве народного, крестьянского искусства ("Русский стиль" Ропета-Гартмана), в доступности мотивов бывшей дворцовой архитектуры городскому обывателю (роскошь доходных домов, магазинов, банков). Иное дело работы Шехтеля - противника буржуазного восторга перед обилием декора, репрезентативности и помпезности.