Шехтель
  

Композиция "Боярского двора"

Облик "Боярского двора", привлекающий повторяемостью простых форм, резкими ударами вертикалей, спокойными повторами горизонталей, перекличкой и взаимодействием ритмов - наглядная иллюстрация тому, что роль декора по мере овладения новыми закономерностями сходит у Шехтеля

на нет.

В композиции "Боярского двора", как и в других постройках рубежа 1890-1900-х годов, присутствует элемент парадоксальности. Вопреки освященным веками канонам Шехтель подвешивает тяжелые, словно вылепленные из всякой массы балконы к кажущимся по сравнению с ними легкими пластинами стенам, не облегчает, а утяжеляет здание кверху. Он подчеркивает с помощью фактурной характеристики материалов невесомость и бесплотность нижних этажей, принимающих на себя тяжесть верхних.

Этот полемический прием уживается в "Боярском дворе" с рудиментом трехчастной симметрично-осевой композиции в виде аттика и эркеров. Почти не воспринимаемые из-за крутого рельефа и сильного ракурса, в котором обычно видимо здание, они свидетельствуют, с каким трудом преодолевалась умирающая, но не отмершая традиция, въевшееся в плоть и кровь архитекторов представление, что красоту привносят в здание какие-то внешние элементы.

В целом "Боярский двор" - значительная веха в преодолении академизма архитектурного мышления. Менее 10 лет назад, в 1893 г., закончилось строительство одного из самых характерных памятников эклектической архитектуры - Верхних торговых рядов на Красной площади (ГУМ). Арх. А. Померанцев соединил ажурные железо-стеклянные перекрытия и железобетонные мостики с тяжеловесным убором стен торгового зала в ренессансном, а фасадов - в русском стиле. Стены у Померанцева еще традиционно массивные, кирпичные. У Шехтеля стен в привычном понимании нет. И он сбрасывает с них тяжеловесный декоративный покров, давая почувствовать новую красоту, заложенную в каркасной структуре сооружения.