Шехтель
  

Композиция особняка Дерожинской

В образе здания господствует героическое начало. В нем нет ничего от героики классицизма с ее ясностью и кодексом гражданской чести. Это героика начала XX века, понимаемая как борьба и столкновение противоположных начал. Отсюда ее смятенность, тревога, противоречия. В ней много от Блока:

...Те же напряженность, драматизм преодоления и утверждения.

Композиция особняка Дерожинской построена на классических для древнерусской архитектуры соотношениях квадрата и диагонали. Однако квадрат здесь - "внутренняя" форма, угадываемая за второстепенными членениями. Господствует же менее спокойная форма прямоугольника. Ряды соотношений, ритмика форм, сложно преобразующихся одна в другую, скользящи, динамичны. Но сложны "внутренние" соотношения, драматичны контрасты сталкивающихся одна с другой лежачих и ориентированных вверх форм. Сами же формы крупны и могучи. Сродни им ударность акцентов крупных цветовых пятен (зеленовато-серых стен и гигантских окон со светлыми наличниками), героическая масштабность сооружения. В "скульптурности" форм, их своеобразной патетике и пластичности есть нечто родственное экспрессионизму.

Столь же пластичны и экспрессивны въездные ворота. В обобщенности их форм - округлых, текучих, массивных - угадывается восхищение новым материалом - бетоном. Шехтелем стилизуются его свойства - аморфность, вязкость, пластичность, так же как в орнаментальной вязи кривых особняка Рябушинского стилизуются гнутые линии железных конструкций.

Героическая тема продолжается и в ограде - мощной горизонтали глухого парапета, равного по высоте человеческому росту, напряженном стремительном движении прутьев прозрачной решетки. Ее четкому узору чужды внутренняя гармония и законченность. Повторяющиеся ритмичные линии образуют незавершенное, постоянно возобновляемое движение. Крупный ломкий рисунок вызывает ассоциации с "поверженным Демоном"

М. А. Врубеля - взлет прутьев вдруг прерывается, и они, как подрубленные, безвольно падают вниз, завершаясь сложным угловатым завитком.