Шехтель
  

Красота и поэтичность в представлении Шехтеля

Многократно повторяемая ритмика линий - то мягких и плавных, то угловатых, то стремительных - придает удивительную музыкальность облику зрительного зала. Краски, строгие и сосредоточенные внизу - оливковые стены, темно-зеленая кожаная обивка кресел темного дерева - постепенно светлеют; в них начинают преобладать серебристо-сиреневатые тона. Постепенное высветление колористической гаммы кверху, как и увеличение динамики форм, - еще один выразительный штрих поэтического образа, происходящий от противопоставления земного и "горнего" в "готике" 90-х годов.

Красота и поэтичность в представлении Шехтеля не имеют ничего общего с бесполезностью и украшательством. В частности, он мастерски применяет железо, фактурная выразительность которого была "открыта" модерном, в незамаскированном, "чистом" виде. С этим фактом мы встречались в особняке Рябушинского и встретимся еще не раз. "Жизнь" материала, механизм работы конструкции выявляются акцентированием специфических, присущих только им свойств, усиленных контрастным сопоставлением нитевидных и стержнеподобных форм тросов освещения, контррампы, столбов, поддерживающих ярусы (и лишь недавно оштукатуренных) "мускулистым" (из бронзы) основаниям светильников и гладким деревянным поверхностям ограждений ярусов.

В МХАТе Шехтель словно задался целью показать, каким эмоционально насыщенным и одухотворенным может быть интерьер при самой скромной затрате средств, какой содержательной и бесконечно много говорящей уму и сердцу - самая строгая и простая по формам архитектура.

Обработка вестибюля, фойе, галерей и буфетов, служащих как бы прелюдией к зрительному залу, еще скромнее. Сдержанная орнаментальная роспись, небольшие матовые светильники, простая мебель, мягкие ковры, заглушающие шаги и смягчающие шум говора людей, - все подготовляет к той атмосфере священнодействия, которая уготована зрителю в зале театра.