Шехтель
  

Рациональное начало в раннем модерне

Неповторимость сооружений эклектики достигается произвольным выбором заимствуемых в прошлом декоративных форм. Ранний модерн исходит из неповторимой трактовки форм тех элементов, без которых не может существовать здание, - объема, карнизов, окон, дверей, балконов. Появляются и новые орнаментальные мотивы, но они - не главное в композиции. Существо различий эклектики и модерна, обусловливающих принадлежность их не просто к разным стилям, а к разным архитектурным системам, - в коренном отличии основополагающих для архитектуры соотношений - объекта и среды, человека и объекта, полезного и прекрасного, в применении или неприменении обязательных изначально заданных приемов и форм. Другое дело, что распознать суть этого различия было не просто, особенно в массовой продукции так называемого "мещанского модерна", видевшего в "новом стиле" лишь новый декор и не понявшего его архитектурности.

Рациональное начало выражалось в раннем модерне иррационально, канонизированные формы заменялись иногда столь претенциозными, новизна их была так нарочита, что очень скоро наступила реакция. Она была двоякой. В сознании многих зодчих необходимость вернуть архитектуре логичность и видимую закономерность связывалась с возвращением к формам прошлого, вне которых не мыслилось существование качеств, казалось, утраченных в раннем модерне. 1904-1906 гг. - годы победы ретроспективистских тенденций в творчестве Ф. И. Лидваля, И. А. Иванова-Шица, А. Э. Эрихсона, И. П. Машкова, И. А. Фомина, растерянности Л. Н. Кекушева, утратившего индивидуальность и сошедшего со сцены со смертью раннего модерна.

Но Шехтель, нашедший единомышленников среди московских архитекторов - И. И. Кондратенко, А. У. Зеленко, В. В. Шервуда, И. С. и А. В. Кузнецовых, М. С. Олтаржевского и других, не торопился искать спасения от видимой произвольности раннего модерна в зодчестве прошлого. Для Шехтеля модерн был делом жизни, естественным самовыражением лучших сторон его дарования.