Шехтель
  

Сооружения, созданные Шехтелем в течение пяти лет (1898-1902 гг.)

"Боярский двор" послужил прообразом множества московских, а отчасти и петербургских торгово-промышленных построек. Он явился также отправной точкой создания наиболее рационалистических по духу произведений Шехтеля 1904-1909 гг., которые могут рассматриваться в качестве предтечи конструктивизма 1920-х годов.

Все упомянутые в главе сооружения созданы Шехтелем в течение пяти лет (1898-1902 гг.). Сопоставление отрезка времени и созданного потрясает. Пять лет - целая эпоха в творчестве зодчего со своими вехами, направлениями, эволюцией. Эти пять лет стали для Шехтеля годами перелома. Было сказано решительное "нет" эклектике и академическим канонам. Были созданы сооружения, несущие следы переходности, но, безусловно принадлежащие к новой архитектурной системе, открывшие русскому зодчеству новые пути и новые горизонты. Задор и робость первооткрывателя не раз приводили Шехтеля к запальчивости или нарочитой полемичности. Тем не менее, отчетливо вырисовывается общая тенденция: конструкция и структура все очевиднее определяют композицию здания; музыкальная ритмичность форм и линий, фактура и цвет превращаются в первостепенное средство художественной выразительности.

Зодчий полон сил и энергии, и нет, кажется, таких профессиональных проблем и приемов, в разрешение которых он не внес бы свой вклад.

К 1903 г. Шехтель исчерпал позитивные возможности раннего модерна. Этот год ознаменовал начало нового этапа в его творчестве.

1903-1909 гг., так же как последнее десятилетие прошлого и первые годы нашего столетия, - время наивысшего расцвета дарования Шехтеля. Сооружения, спроектированные и построенные в эти годы, завершают напряженные поиски "нового стиля", начатые в 90-е годы прошлого века.

Шехтель был одним из немногих русских зодчих, сумевших преодолеть дуализм раннего модерна, увидевших в нем рациональную основу, несмотря на необычность и программную неповторимость форм. Кстати, установка модерна на неповторимость - следствие исторической преемственности его от эклектики. Однако природа этого качества у обоих стилей различна.