Шехтель
  

Своеобразие национально-романтической ветви модерна в России

"Открытие" Шехтелем деревянного шатрового зодчества, "изобретение" им удивительно емкой и вызывающей сложные ассоциации формы кокошника-башни, наконец, истинно архитектурная разработка всей системы композиционных приемов. Поэтому, несмотря на очевидную индивидуальность творческого "почерка", павильоны в Глазго стали открытием, определившим своеобразие национально-романтической ветви модерна в России.

Увенчанные шатровыми башнями, веретенообразными куполочками и палатками, прозрачным орнаментом решеток на гребнях крыш, в далекой Шотландии выросли постройки сказочного деревянного городка. Четыре павильона (главный, горный, сельскохозяйственный и лесной), свободно расположенные на кромке холма городского парка Глазго, объединены в выразительный ансамбль. Живописные здания образуют свободно развивающуюся в пространстве композицию с постоянно меняющимися картинами. Как и в работах 90-х годов, архитектор выступает здесь и в качестве режиссера. По мере движения по выставке в поле зрения попадают разные павильоны, по-разному группируются их объемы, всегда, однако, складывающиеся в законченные композиции. Единство их не внешнее, а внутреннее. Оно достигается не "принудительно", путем применения обязательных общих приемов и форм - симметрии, фронтальности, а ритмичностью самой композиции, впервые с блеском обнаружившей себя в особняке 3. Г. Морозовой.

Композиция каждого павильона и ансамбля в целом определяется ритмикой размещения (а в реальном восприятии последовательностью движения) основных геометрических форм, повторяющихся и варьируемых в отдельных частях, подчиненных, однако, явно или скрыто, одной главной форме. Главной, исходной формой в данном случае является треугольник (в ортогонали) или конус, в интерпретации зодчего принимающий вид пирамиды, шатра, палатки, щипца торцовой кровли, бочки, кокошника и т. д.