Шехтель
  

Связь между постройками 1910-х и 1890-1900-х годов

Мотив полуциркульных окон первого этажа, возникая в крайнем левом павильоне на площади, почти исчезая в центральной его части, вновь появляется у башни, достигая особенной мощи в угловом полуциркульном объеме и главном корпусе торцового фасада. То же следует сказать о мотиве небольших окон. Собранные в группы разной протяженности, поддерживаемые лентой окон над входом в залы первого класса, они создают то богатство ритмических повторов, которое не только соединяет разнородные объемы, но и подчеркивает их многообразие.

В церквах у Соломенной сторожки, и Балакове поразительно богатство ритмов, многообразно сопоставление четких объемов, примыкающих друг к другу под разными углами. Зодчий как-будто ставит перед собой цель добиться сложного взаимодействия масс разной формы и величины, сохраняя цельность и ясность общего, выявить единство в многообразии, выделить в сложной форме ее простое геометрическое ядро, дать почувствовать объем через бесплотность составляющих его плоскостей стен.

Внутренняя связь между постройками 1910-х и 1890-1900-х годов была ясна и самому Шехтелю. Об этом свидетельствуют документы. Шехтель выражает удовлетворение лишь двумя своими работами и, что характерно, работами одного плана - постройками в Глазго и церковью у Соломенной сторожки. Он посылает открытку с ее изображением своему племяннику, добавляя: "Если встретишь по дороге любителя русского северного стиля, дай ему мою любимейшую церквушку, удавшуюся такому атеисту, как я" Он дарит такую же открытку другу и товарищу по работе в Московском архитектурном обществе И. П. Машкову с припиской: "По-моему, лучшая из моих построек". Причем, это он пишет в 1925 г. тяжело больной незадолго до смерти, сознавая близкий конец и как бы подводя итог своему творчеству. Можно не соглашаться с оценкой, данной Шехтелем своим работам, но нельзя не принять ее во внимание.