Шехтель
  

Вековые традиции архитектурного проектирования

Трудно сказать, что это - интуиция или результат серьезных раздумий о путях развития архитектуры. Скорее всего, первое. Так или иначе, но Шехтель попытался выразить заложенную в функционально-конструктивных особенностях каркасных построек рациональную и строгую красоту, воплотив ее в столь же геометрически строгие простые формы.

Вековые традиции архитектурного проектирования были связаны с представлением о стене как о конструктивной основе сооружения. Теперь же в торгово-промышленных зданиях функция несущего элемента переходит от стены к каркасу. Стена сводится к ограждению, к заполнению пространства между стойками каркаса. Эта особенность также получает эстетическое осмысление в постройках Шехтеля, придавая им острую, необычную выразительность.

Ф. О. Шехтель был первым из русских архитекторов, кто перестал украшать здания новой конструкции тяжеловесным убором из архитектурных деталей прошлого. Он был первым, кто стремился выявить в облике здания зальность их структуры, легкость конструкции, ритмическую повторяемость однородных элементов. Но архитектор пришел к подобным результатам не сразу и не без колебаний. Для него, плотью и кровью связанного с эклектикой, проектирование каждого такого сооружения стало очередным шагом к освобождению от традиций взрастившей его школы.

Эволюцию начинают постройки конца 90-х годов: торговые дома Кузнецова на Мясницкой (ныне ул. Кирова, 1898-1899 гг.) и Аршинова в Космодамианском пер. (ныне Старопанском, 1899 г.).

В доме Кузнецова налицо противоборство новых и традиционных начал. С эпохи Возрождения утверждалась мысль, что утилитарное не может быть красивым и его нужно скрывать. Шехтель решился акцентировать огромные оконные проемы, их форму, ритм, прозрачную остекленную поверхность. Окна занимают почти весь фасад, отодвигая декор к краям, к верху, где, наряду с привычными архитектурными мотивами, использованы новые, специфические для модерна, - женские головы с распущенными волосами, моделированные в духе О. Вагнера детали позднего классицизма.